Жаль

[audio:http://antakova.ru/wp-content/uploads/2008/07/maechki.mp3]

Мы все понимаем,
и только этого мало. 

— Земфира. Маечки.

Жаль, что ничего не будет. Сначала были надежды, теперь их нет. Столько времени прошло, что уже точно ничего. Жаль, что все осталось внутри, и никто из нас не высказался откровенно. Странная ситуация, когда думается совсем не то, что говорится. Неловкость, хочется отвести взгляд, хочется ясности, а ее нет. И нет доверия. И будет ли оно?

Хотя, вероятнее всего, ничего хорошего из этого бы не вышло. Мы бы друг друга не поняли. Но ведь постарались бы. Умные люди (льщу себе, да?) всегда найдут общий язык, если они не сволочи, конечно. А мы не такие.

И все же пока одному из нас понятно больше, чем другому. «Закон жизни.» 😉 Но от этого не легче. Как там говорят: меньше знаешь — крепче спишь. Так вот это не про меня.

Но все равно мы еще увидимся. Как говорит один мой друг, жизнь на самом деле очень длинная. Поэтому я не теряю надежду поговорить откровенно. Ведь это редкость, правда же? Все что-то скрывают, так мало искренности стало в нас. И поэтому хочется иногда говорить честно. Может быть, мы еще поговорим. Но кажется, что ничего не будет.

И жаль, что ничего, совсем ничего не будет.

Порадуемся хотя бы тому, что это было.

Не заставляйте

Самое лучшее, что в последнее время мне видится в людях — это их способность не навязываться, ничего не просить сверх приличий и не напрягать собой.

В обыкновенной жизни это легкое общение, свободное. Трудно объяснить положительно, объясню от противного: это не такое общение, когда тебе уже наскучило или надо уходить куда-то, а человек прицепился и говорит, и говорит, и держит тебя, и мучает, а можно (так кажется слушателю) все это уместить в 2-3 фразы и через минуту разойтись. Но когда этого не происходит, возникает досада и мысль внутри: «ты занимаешь мое время».

Это все от напряжения. Потому что времени мало. Потому что на работе завал, и надо много всего сделать.

В письмах это проявляется в том, что на тебя не обижаются даже за ответы через 2 недели. И это правильно. У всех разная загрузка. Если дела не срочные, если это просто разговор, то можно и 2 недели подождать.

А писать письмо, чувствуя давление собеседника, его нервное ожидание — это дело неблагодарное. Ничего хорошего не получается. Хочется сесть, когда есть время, все обдумать.

То же и в телефонных звонках, и в личных разговорах. Не нужно давить, просить или намекать. Если проблема со сроками, то можно прямо высказать: «слушай, я вот это дело не успеваю, потому что ты мне не отвечаешь». А если нет спешки, то лучше и вовсе промолчать.

Таково мое субъективное мнение. Вот. 🙂

Экзамен по философии науки

Не знаю, для кого я это пишу. Скорее для себя, чем для вас, потому что здесь личные, субъективные переживания, знаете ли, и передать их другим очень трудно.

Как там говорил Дорожкин про причину молчания Будды: это невыразимо, если это будет высказано, то не будет понятно, если это будет понято, то это нельзя будет передать другим… Вот так же и с моими ощущениями.

Экзамен проходил в противоречии. Прямо-таки диалектика Гераклита. Знания у меня были. Но страх перед авторитетом (привет, идолам товарища Бэкона!), некритическое отношение, задавленность и зависимость от преподавателей просто живут во мне. Всегда.

Поэтому, несмотря на то, что Сергей Мирославович Антаков сказал, что реферат мой, по его мнению, лучший на потоке, вид у меня был весьма жалкий. И даже сам Александр Михайлович, придя на кафедру и увидев меня в таком замешательстве, вежливо осведомился, все ли в порядке с моим ответом.

Нет, было не все в порядке. Потому что, комментируя мой реферат, Антаков говорил очень много дельных и хороших вещей, которые были логическим продолжением его рецензии… Однако большую часть я, – признаемся честно, – не поняла. Буду оправдываться: ну, во-первых, волнение. Во-вторых, я еще не прочла всю рецензию и была «не в материале». Так что прошу извинения за сумбурный разговор и рассеянность. Я еще подхвачу, еще отвечу, наверное. Если силы найдутся и время.

Если бы мне просили отвечать по билетам, то не получилось бы, конечно, твердой пятерки. Ну поставили бы, да, из вежливости, но если по-честному, то подготовка уже не та. Помню, бывало, две тетрадочки по матанализу наизусть я воспроизводила — это было прилично. На экзамен идешь и не боишься ничего. А теперь силы уже не те. Конечно, сейчас другая ситуация, появилась работа, ответственность и прочие вроде бы более важные вещи.

Но все же мне жаль, что уже нет той полной уверенности, нет удовольствия от безукоризненно выполненной работы, нет чувства, что сделал все, что мог. А есть пусть легкое, но все же ощущение, что кому-то что-то должен за эту вот пятерку и что не заслужил ее полностью.

Ну что же, значит, надо работать. Значит, надо заслужить. Будем стараться. 🙂

Если интересно, вот текст моего реферата.

Математическая теория музыки. Что такое «Хорошо темперированный клавир?».

Горбатая гора

С большим удовольствием я посмотрела этот фильм, и хотя не услышала там никакой интересной музыки или потрясающих спецэффектов, но было очень интересно.

Горбатая гора - фильм

Просто это история людей. Тут есть любовь и трудности, и выбор. В общем, все, что и в нашей обычной жизни.

Какое странное совпадение, что в фильме умирает второй ковбой, а в жизни умер первый, сам актер Хит Леджер.

Мне кажется удивительным, что эта трудная ситуация, в которой были те двое в фильме, за 20 лет не разрушилась. В современном мире это кажется невозможным, невероятным. Хотя было бы здорово…

Фильм хороший. Напряженный, незатянутый, тяжелый во многом, а в некоторых моментах очень реальный. И как-то невольно в этих ребятах узнаешь себя. Это наводит на мысль, что любовь у всех одинаковая. Нет, это не так, это совсем-совсем не так, но иногда так кажется, хочется в это верить. Да это чушь, я просто пытаюсь объяснить женскую такую сентиментальность и сострадание, хотя чувства эти действительно отчасти оправдываются тем, что герои в чем-то похожи на тебя.

Будем лишь надеяться, что сходство будет не полным, и судьбы все-таки окажутся разными. Надо просто жить, а что уж там будет, никто не знает.

Забыть нельзя

Некоторые вещи невозможно забыть. С ними ты всю жизнь, как приговоренный.

Нам остается лишь попытаться сделать так, чтобы они были хорошими. Чтобы это были лучшие воспоминания.

милый медвежонок Tatty Teddy Bear

Как трудно изжить старые обиды, память о проколах и ошибках, которые были давно, но все еще свежи внутри нас. И говорят, что есть разные техники, методики прощения, отпускания, проговаривания и не знаю чего еще. Вроде как помогает. Интересно, кто-нибудь пробовал? Стало лучше?

Вроде бы мы еще молодые, и надо смотреть с будущее, и стремиться, и так далее, но все равно от прошлого никуда не убежать. Это, наверно, неправильная позиция, психологическое торможение, несвобода, как говорит Ошо, но ведь это реальность.

У меня почти каждый день проходит в определенной краске из прошлого. Увижу ли знакомые листья клена и вспомню что-то или это будет запах, например, осенние листья под дождем, а может, кто-то скажет слово, или ты услышишь старую песню. Вот и все. Ты уже там, в этом прошлом. Хотя скорее это оно здесь, приходит к тебе в настоящее.

Этого чувства нет, если только много работать. Если погружен в код, если завален всем этим или если нужно до 2 ночи писать реферат по философии науки. Но эти дни, без прошлого, тоже по-особенному хороши. Возможно, они станут потом для нас новыми красками воспоминаний.

У композиторов есть так называемые «программные произведения», в которых заранее разъясняется, о чем будет музыка. И хотя каждый волен трактовать звуки по-своему, автор предлагает определенный образ и ориентир для слушателя, как бы сообщая ему: вот здесь будет буря и взрыв, а здесь танцы деревенских девушек. Но это так, к примеру.

А в жизни бывают такие же программные дни, когда ты точно знаешь, что будет большое событие. Что это будет огромное счастье, причем, возможно последнее такое счастье, лучшее, кульминационное. Ведь осознаешь, как это для тебя важно, чаще всего именно к тому моменту, как все уже заканчивается.

Так вот, это бывает. И ты утром просыпаешься и думаешь: «сегодня будет самый счастливый и самый последний такой день». Ты думаешь, как бы сделать его еще лучше, как бы посильнее порадоваться, как не потерять ни одной прекрасной минуты, как взять все от этого дня.

Иногда получается.

Но потом все равно грусть. От того, что прошел, и больше не придет, никогда не вернется, и ты знаешь, что старался как мог, что сделал все, чтобы хотя бы в тот день пожить на максимум. И все равно грустно. Как будто можно вернуть, продлить, переделать, прожить больше и лучше. Если бы знать тогда, что я знаю теперь. Ах, если бы только…

Нельзя. Ни изменить, ни вернуть, ни забыть.